В Гунибском районе есть все, чем славится Дагестан, — древние памятники, чудеса природы, яркая этнография, вкуснейшие блюда кавказской кухни и замечательные люди, встреча с которыми запоминается на всю жизнь

В 1860-е годы после пленения имама Шамиля и замирения Кавказа аварский аул Гуниб был обнесен мощной крепостной стеной. Каждый, кто входил через ворота, должен был предъявить документы и оставить оружие. Домик, в котором сидели часовые, сохранился до наших дней, но никакой стражи сейчас нет и документы никто не спрашивает. Мы — журналисты, прибывшие в Дагестан с Клубом путешествий Михаила Кожухова, — свободно въезжаем в Нижний Гуниб со своим профессиональным оружием — диктофонами, фотокамерами, блокнотами. Глядя в окно, я вижу симпатичные дома с ажурными балконами, минарет мечети и обелиск с летящими журавлями, посвященный героям Великой Отечественной войны. Наш автобус пересекает центральную площадь — бывший военный плац, где по базарным дням продают ковры и халаты, а в остальное время гоняет мяч местная ребятня.

Дорога превращается в крутой серпантин. С одной стороны — отвесная стена, с другой — натянутый стальной трос. На «слепых» поворотах висят сферические зеркала. Увидев в зеркале встречную машину, водитель, который едет на спуск, должен уступить дорогу тому, кто поднимается наверх. Первую остановку делаем у нависшей над пропастью смотровой площадки. Высота такая, что страшно подходить к декоративному ограждению. Нижняя часть села лежит как на ладони — игрушечные строения, машины, фонарные столбы. Наш гид Муртазали Магомедов — ведущий специалист по молодежной политике Администрации Гунибского района — говорит, что однажды с того самого места, на котором мы стоим, свалилась женщина. Невероятно, но она осталась жива благодаря длинной юбке, которая раздулась, как парашют, и позволила благополучно приземлиться. «Вон то длинное здание с зеленой крышей, — поясняет Муртазали, — Центр развития детей и юношества. Справа от него — бывшая Царская больница, сейчас там располагается Управление образования. Еще правей — спортивный комплекс, где находится лучшая в нашей стране школа карате кёкусинкай».

Земляная мебель

Настоящий джигит, Муртазали носит папаху и бурку, виртуозно водит машину и лихо скачет на коне, танцует лезгинку, произносит тосты, гордится своими предками и умеет увлечь слушателей историей родного края. Он показывает нам высоты, откуда царские войска обстреливали Верхний Гуниб — последнее убежище имама Шамиля. «До сих пор, — добавляет наш провожатый, — копая огороды, местные жители часто находят пушечные ядра и пули. Но решающую роль в момент штурма сыграла не артиллерия, а военные альпинисты. В башмаках, подкованных огромными гвоздями, они спустились по скале с той стороны, откуда их никто не ждал. Захваченным врасплох горцам оставалось только сдаться».

В 1871 году в честь царя Александра I, посетившего Гуниб, был устроен пир на пятьсот человек. Такого числа столов и стульев в ауле не набралось, но военные оказались изобретательны. Нашли большую поляну, прокопали траншеи на ширину колен и вырезали из дерна ступеньки. Впереди получился стол, а сзади — скамейка. Императорское кресло стояло на возвышении.

С тех пор вид Царской поляны почти не изменился: контуры траншей, прокопанных полтора столетия назад, четко просматриваются и сейчас. Сохранился и камень, сидя на котором князь Барятинский ожидал мятежного имама. Над камнем построена белая ротонда, а на деревьях, что растут поблизости, висят сотни разноцветных ленточек и лоскутков — «на счастье».

На следующий день Муртазали покажет нам еще один исторический памятник — мемориальный комплекс «Ватан», возведенный на месте разгрома полчищ жестокого Надир-шаха. В 1741 году все народы Дагестана объединились, чтобы дать бой захватчикам. «Завоеватель мира» бежал, оставив на поле убитых и раненых, бросив гарем и драгоценности. Но и защитников полегло немало. На месте битвы в течение многих лет не играли свадьбы. Каждый год 15 сентября в День единства народов Дагестана на территории комплекса проходит реконструкция битвы с персами. Скачет конница, палят старинные пушки, звучат полковые барабаны. Спортсмены-любители соревнуются в стрельбе из лука и метании камней, а вечером на башне зажигается костер, напоминающий о подвиге героев.

Приют пятнистых оленей

Верхний Гуниб интересен не только своей историей, но и репутацией одного из лучших климатических курортов мира. Здесь почти всегда солнечно и тепло, горный воздух богат озоном, склоны покрыты ярким ковром субальпийских лугов. На Гунибском плато растут сосновые леса, в гуще которых встречается реликтовая береза с необычной корой розоватого цвета. Этот редкий вид березы был назван в честь географа и натуралиста Густава Радде, исследовавшего кавказский край во второй половине XIX века. Покрытые облаками вершины, широкие луга, стремительные водопады создают прекрасный фон для тех, кто приезжает лечиться с помощью самого экологического метода — климатотерапии. В Республиканском детском санатории, расположенном на высоте 1,8 километра, ежегодно оздоравливаются сотни мальчиков и девочек с болезнями органов дыхания.

Когда-то на территории Верхнего Гуниба жили пятнистые олени, но со временем их поголовье сократилось до минимума. Несколько лет назад грациозных зверей с ветвистыми рогами завезли из Казбековского района. Первые месяцы четвероногие содержатся в вольерах — набирают вес, размножаются, ставят на ноги детенышей и после этого уходят на волю. Врагов у оленей почти не осталось благодаря тому, что в Природном парке разрешена круглогодичная охота на волков. По словам Муртузали, в Верхнем Гунибе также начали разводить яков, кабардинских лошадей и горных туров — диких козлов с закрученными назад рогами. Неудивительно, что походы по отдаленным уголкам Гунибского плато становятся все более популярными. Для туристов организовали несколько биваков, где можно поставить палатку и переночевать. Места для отдыха оборудованы туалетами, пакетами для мусора, костровищами и мангалами. Всем этим разрешают пользоваться бесплатно, символическая сумма берется лишь за въезд машины в парк. Тех, кто предпочитает более комфортные условия, принимает замечательный пансионат «Радде» с номерами люкс, ванными комнатами, рестораном и тренажерным залом.

Пандура с птицей

Пришло время отдать дань гастрономическому туризму, и мы отправились в горы, чтобы посмотреть, как чабаны доят овец. «Треть всей российской баранины поставляет Дагестан, но нельзя говорить, что здесь живет каждый третий баран», — шутят чабаны, угощая нас брынзой и сыром типа итальянской моцареллы. Мы убеждаемся в том, что молочные продукты в горах необыкновенно вкусны. Овцы пасутся на чистейших лугах, питаются отборными травами и не употребляют искусственные корма. Кроме того, в горах никому не приходит в голову смешивать овечье молоко с коровьим. Поэтому горный овечий сыр уважительно называют деликатесом и «белой икрой». Затем мы пробуем вкуснейшее дагестанское блюдо — урбеч с абрикосовой кашей. По секрету могу поделиться рецептом. Урбеч — это орехи, перемолотые на каменных жерновах до состояния пасты, с добавлением меда и сливочного масла. Кашу делают из взбитой в блендере кураги. Перемолотую абрикосовую массу кипятят, подслащивают сахаром, заливают в банку и ставят в холодильник. По мере надобности кашеобразную «абрикосовку» кладут в кастрюлю, добавляют в нее муку, ставят на огонь и помешивают деревянной ложкой. Перед подачей на стол в кашу сверху накладывают урбеч. Блюдо имеет невиданные целебные свойства — его рекомендуют всем, кто хочет восстановить силы, особенно женщинам после родов.

Спустившись в Нижний Гуниб, мы знакомимся с Хайбулой Асияловым — изготовителем национальных музыкальных инструментов. Пандуры, сделанные его руками, сравнивают с неповторимыми скрипками Страдивари. Мастер использует редкие сорта дерева — дикую грушу, китайский ясень, пирамидальный тополь. На грифе каждого инструмента он вырезает свой фирменный знак — сложившую крылья птицу. Технология сохранилась с незапамятных времен, только струны Хайбула скручивает из лески, а не из высушенных козьих кишок. Он начал вырезать инструменты, когда учился в восьмом классе, а сейчас производит их на заказ для собирателей со всей России. В коллекции Главы Дагестана Рамазана Абдулатипова есть несколько пандур, изготовленных Асияловым. Впрочем, мастер признается, что он делает инструменты не ради денег. Ему доставляет удовольствие, когда из его рук выходит музыкальный шедевр. Но это случается не слишком часто — из десяти пандур лишь одна полностью устраивает мэтра.

Ложка для левши

В селе Согратль местные жители встречают нас народной песней «Горянка». В ней поется о родине, заснеженных вершинах и черноокой девушке, склонившейся над ручьем. Через глубокую впадину, по дну которой течет река Каракойсу, просматриваются туманные склоны отдаленных гор, где проводят лето согратльские коровы и овцы. Обширные пастбища ограждает «электропастух» — кабель, подвешенный на деревянных стойках. Солнечные батареи подают на провод слабый электрический импульс. С введением этого ноу-хау скотина перестала срываться со скал, как это часто случалось в прошлом. Люди, которые работают на той стороне долины, не чувствуют себя оторванными от основной части села. С помощью усилителей и колонок им сообщают новости, зачитывают распоряжения, объявляют о штормовом предупреждении.

С давних времен в Согратле живут искусные каменотесы. Под узорчатыми карнизами некоторых домов можно увидеть кольцо или квадрат, вырезанные из камня. Тем самым мастер показывает, что он может изготовить фигуру любой сложности. В селе есть цех по производству изделий из натурального согратльского камня. Глыбы, доставленные с гор, распиливаются и высушиваются. Мастера могут сделать открытую книгу для установки в школьном дворе, фонтан, камин или фигуру льва для частного дома. В Согратле насчитывается 220 жилых домов и примерно столько же заброшенных. В домах, где проживают люди, условия почти городские: есть канализация, водопровод, биотуалет, цифровое телевидение, интернет. А в краеведческом музее хранится старинная утварь — весы с чашечками и гирьками, глиняный кувшин, деревянный дуршлаг, инструмент для измельчения мяса. Я спрашиваю Муртазали, для чего нужна ложка с изогнутой в виде буквы «г» ручкой? Оказывается, такая ложка помогала леворукому ребенку стать правшой. Среди любопытных раритетов — гвоздодер для лошадиных подков и рубанок для выделки шкур. Мое внимание привлекает и полупрозрачный барабан вроде лотерейного — в первые годы советской власти его использовали для голосования во время выборов.

Из ущелья в теснину

Салтинское ущелье — узкая и глубокая трещина с бегущим по дну речным потоком и отвесными скалами по бокам. Чем дальше мы движемся, тем выше растут неприступные стены. В отдельных местах сквозь проемы между камнями темноту пронзают яркие лучи солнца. Я чувствую себя участником приключенческого квеста или насекомым, ползущим внутри гигантского куска халвы. В конце коридора стены каньона полностью смыкаются над головой. Мы оказываемся в просторной пещере с круглым отверстием наверху, просверленным за много веков падающей водой. В полной тишине слышен только звук журчащей струи.

По словам Муртазали, в 1847 году, когда за селение Салта разгорелось сражение, русские войска прорыли в ущелье целую систему подземных траншей. Было решено использовать пороховые мины. Но горцы применили противоминную тактику — прорыли свои туннели навстречу русским и, не промахнувшись ни на волосок, взорвали подкоп. Село держалось более двух месяцев. Во время этих событий среди царских полков находился хирург Николай Пирогов. Впервые в истории медицины он начал оперировать раненых с эфирной анестезией и применил перевязку бинтами, пропитанными крахмальным раствором.

 

Живописная Карадахская теснина — еще один природный памятник Гунибского района. Представьте высоченную гору, разрубленную ножом от вершины до основания. Зазубренные хребты напоминают спины динозавра. По дну течет вроде бы неглубокий горный ручей. Но так кажется лишь на первый взгляд. Весной тающий снег напитывает воду, и уровень поднимается на несколько метров. Стены теснины сглажены потоком и порой кажутся отполированными. В некоторых местах скалы сужаются до ширины двух-трех метров. Даже в солнечный день здесь царит полумрак. Дорогу преграждают огромные валуны, перелезать через которые приходится с помощью хлипких самодельных лестниц. Но, побывав в этом удивительном месте, я убедился в том, что его совершенно справедливо называют чудом природы. О Карадахской теснине знают немногие, туристов здесь очень мало, поэтому есть возможность остаться с природой наедине и почувствовать себя первооткрывателем.

 

источник: http://strana.ru/journal/24370777